Футболист «Динамо» может получить до восьми лет тюрьмы

Oни сдaли Ильинa в aрeнду и нe нeсут зa нeгo никaкoй oтвeствeннoсти. Три бoкaлa нe мoгут oтключить мoзг чeлoвeчeский дo того, что происходит беспамятство. Сколько надо собрать? Это формальное основание для расторжения контракта. 14/09/2015
Игрок «Динамо» Ильин может быть арестован

«У Ильина признательные показания изначально, с первого дня. Ильин сказал: я с часу ночи до четырех-пяти утра выпил три бокала пива. «Позиция клубов? Это не три бокала пива, однозначно. Это могли быть психотропные вещества. Либо правда ему что-то подмешали, либо он сам что-то подмешал. Получается, 2,5 миллиона рублей – это минимум, который родственники, хорошо бы, собрали. Гадать, сколько он получит, я не берусь. От него будут шарахаться как от ядерного заряда. Получается же, что он не пришел на тренировку, попав в ДТП. Восемь – худший вариант. От трех бокалов пива невозможно попасть в небытие и не помнить, что было. Было официальное заявление, кто-то давал интервью от «Динамо» СПб: мы ждем решения суда, если он будет признан виновным, то мы имеем право в одностороннем порядке расторгнуть с ним контракт. Сейчас они это не могут сделать. Полузащитник московского «Динамо» Александр Ильин, который спровоцировал ДТП с участием пяти машин на Новоприозерском шоссе 12 сентября, в результате которого погибли два человека, может получить восемь лет тюрьмы. Это говорит о чем? Не бутират», – приводит слова Чистова Sports.ru. Об этом сообщил адвокат футболиста Юрий Чистов. Зависит от судьи, позиции потерпевших, от того, будет ли он что-то выплачивать. Московское «Динамо» здесь ни при чем. Да и девять не дадут. Юридически получается, что владелец Ильина – «Динамо» СПб», — добавил адвокат. Есть судебная практика. Если первый раз совершил преступление, максимальное наказание не дается. Два миллиона по трупам и 500 тысяч по тяжкому вреду здоровью. Он почти трезвый должен был выйти и доехать без проблем до дома. Есть показания очевидцев, которые задерживали Ильина: когда его вытащили из машины, надели наручники, он был спокоен как удав. Никто не будет сотрудничать, ничего. Это же вообще ни о чем. Но не больше девяти лет. Конечно, [я в это] не верю. Он говорит: я отключился, ничего не помню, думаю, что мне что-то подмешали.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.