Ольга ХАРЛАН: «Спасибо, мама!»

Вчера. Киев. На олимпийских играх в Рио-де-Жанейро Ольга ХАРЛАН идет вместе со своим самым преданным поклонником — мама. Фото Павла КУБАНОВА, «СЭ»

Михаил СПИВАКОВСКИЙ

с НСК «Олимпийский»

Социально-спортивный проект «Спасибо, мама!» продолжает олимпийские традиции, заложенные четыре года назад на Играх в Лондоне в 2012 году.

В Рио-де-Жанейро украинский посол этой уникальной программы станет мама чемпионки мира, Европы и Олимпийских игр по фехтованию на саблях Ольга Харлан — Ирина Гариевна, встретившаяся вчера утром с украинскими журналистами в президентской ложе главной арене страны. Конечно, в обществе своих дочерей…

«САМАЯ ТРУДНАЯ И ЛУЧШАЯ РАБОТА В МИРЕ»

Так называется социальный рекламный ролик, выпущенный под эгидой официальных партнеров Олимпийских игр четыре года назад. И вот вчера на встрече с Ольгой и Ирина Харлан состоялся допремьерный показ нового мини-фильма о трудной, но благодарной роли матери в жизни каждого спортсмена. Две с хвостиком минуты выразительных кадров быстро увлажнили глаза не только присутствующих девушек, но и некоторых представителей сильного пола. А сентиментальных Ирина Гариевна, как ей казалось, незаметно смахнула со щеки непослушную слезу.

— Мама — мой самый дорогой и ближайший человек в мире, — признался во вступительном слове, олимпийский чемпион Пекина-2008 и бронзовый призер Лондона-2012. — И если я, как кто-то, кто верит, вырос сильный, это только потому, что меня такой воспитала мама. Она у нас тоже очень сильная и морально, и физически: коня на скаку остановить… Помню, в детстве были ситуации, когда у нас не было финансовых возможностей, чтобы отправить меня куда-нибудь на соревнования, так вот мама никогда не унывала — закатывала рукава, бралась за любую работу, чтобы я развивалась, как спортсменка.

Самое сложное — это то, что мы не видимся месяцами. Формы коммуникации — SMS, Skype, но, в конце концов, это моя мать, с ней он хочет видеть каждый день. Прибыл буквально на три дня — так что мы не можем наговориться. Поэтому я очень рад, что мама будет со мной в Рио — в главном, в данный момент в начале моей карьеры. И, надеюсь, не буду ее сильно волноваться.

— Мама в моем понимании нужно не только родить, но и поднять, — делится своим мнением Ирина Харлан. — При этом совершенно неважно, кто будет твой ребенок олимпийским чемпионом, нобелевским лауреатом или представитель традиционной профессии, главное, чтобы он вырос хорошим человеком. И в самое трудное время, мама должна заставить его поверить, что сейчас он потрет разбитую коленку, смахнет с лица слезы и снова бежать вперед…

БЛАГОДАРНОСТЬ ОТ ВСЕГО НАМЫВА

Получил доступ к микрофону журналисты, первая вещь, которую он просил Ольгу и Ирину, чтобы вспомнить о своих чувствах во время прошлых олимпийских сражений.

— Всегда, когда фехтую, я чувствую себя для себя и для мамы, — говорит Харлан-младшая. — Как будто не хватает через себя все эмоции, которые чувствует в данный момент она. В Лондоне мы не видели до самого конца моих выступлений. Отфехтовала за бронзу, прошел допинг-контроль и бросился на маму на трибуны. Обнялись, пробормотал что-то бессвязное: не слова, а сплошные междометия.

— Знаете, — улыбнулась Ирина Харлан, — до 15-ти лет на всех своих стартах я сидел на трибунах, как мышь: тише воды, ниже травы. В Лондоне-2012 встал в пять часов утра, пил таблетки, пытался успокоиться — все напрасно. Но, поверьте мне, хотя наблюдения его бои в прямом эфире — профессия очень нервная, тем не менее, гораздо лучше, чем невежество. Даже дома, когда мы следуем выступлений Оли в он-лайне, сердце выпрыгнуть из груди во время каждой паузы при принятии результатов. Сидеть, молиться, только чтобы с ней ничего не случилось.

Что касается Пекина-2008, то все, что тогда произошло, было полной неожиданностью. Когда девушки вышли в финал, и мы поняли, что они, по крайней мере во-вторых, это большое счастье. Но, когда он бил, я упал на колени и плакал прямо перед телевизором. А муж так, вообще, в момент решающих сражений не сесть на диван, все меряет километры по комнате.

— В какой момент вы особенно остро почувствовали гордость за свою дочь?

— Мы живем в пригороде Николаева, под названием Намыв. И вот одного из домов позвонил, я беру трубку и слышу: «Здравствуйте, вы меня не знаете. Я просто хотел сказать, что весь Намыв благодарен вам за Олю!» А четыре года назад в Лондоне, когда я появился в маленьком барчике отеля, где мы жили, все его посетители встали и начали мне хлопать. Это было невероятно красиво.

TEEN WOLF ПРЕВРАТИЛАСЬ В ВОЛЧИЦУ

— Восемь лет назад, — обратился Ольга Харлан обозреватель «АЕ», — тренер сборной саблисток Валерий Штурбабин назвал свою золотую команду «Мышь, Старушка и волчонок», имея в виду Галину Пундик, Елена Хомровую и вас, соответственно. С тех пор много воды утекло. «Старая дама» живет в пригороде Парижа, «Мышь» перед большими стартами теперь иногда остается в своей «норке», и «волчонок» превратился в «Волчицу». Я Не хотел бы, чтобы старые команды больше нет?

— На самом деле, команда есть! Еще в 2005-2006 годах Валерий Викторович, собрав нас вместе, проснулся в нас это чувство коллектива. И хотя состав с тех пор видоизменялся, наш командный дух никуда не исчез. Да, Лена теперь наслаждается семейной жизни, и я очень за нее рада. Мы и дальше получать удовольствие от спорта высших достижений. Как вы правильно заметили, со дня нашей победы прошло восемь лет. В Пекине я была самой младшей из квартета, в Рио, не исключено, что окажусь самым высоким. Видимо, это я буду настраивать девушки перед каждым боем, после того, как меня, в свою очередь, настроят наши тренеры. И мы с девочками, по-прежнему, как сестры: потому держаться вместе больше времени, чем с кем либо, обмен всеми удачами и опытом. Если мы будем вместе и в Рио, успех никуда не денется.

— Ирина Гариевна, — спросил, наконец, мама Ольга, мои коллеги, — что вы ждете от поездки в Рио? Что бы хотели там увидеть?

— Я не привередлива. Мне нравится все, что будет там. А я вижу, больше всего я хочу, все бьет свою дочь и ее команды, и, конечно, саму и сборную Украины на пьедестале.

— В вашей семье есть некоторые победные традиции?

— Из тех, о которых можно говорить вслух, — сидит на дороге. Где бы я не ехал, собрать всю свою квартиру, бросил в машину и сажусь… папе на колено. Так было, когда я был маленький, так происходит и сейчас.

Эксклюзивное интервью Ирина Харлан — в одном из ближайших номеров «СВ»

Спорт-Экспресс в Украине

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.