Как закалялся БАТЭ. 20-летний юбилей клуба в ретроисториях Анатолия Капского

12 апреля многократный чемпион Беларуси по футболу борисовский БАТЭ отмечает 20-летие возрождения клуба. SPORT.TUT.BY подготовил ретроспективный материал, обратившись к знаменательным вехам истории самого успешного спортивного проекта страны. Помог нам в этом Анатолий Капский, который со дня основания ФК БАТЭ является неизменным главой клуба и чья собственная жизнь вот уже два десятилетия тесно связана с любимым детищем.


За это время команда из Борисова успела 12 раз стать чемпионом страны (в том числе 10 последних лет подряд), четырежды была вице-чемпионом, а еще раз — бронзовым призером. Кроме того, в коллекции борисовчан три Кубка и шесть Суперкубков Беларуси. С 2008 года БАТЭ пять раз пробивался в групповую стадию Лиги чемпионов, а еще дважды выступал в групповом раунде Лиги Европы. Дважды борисовчане выходили в 1/16 финала Лиги Европы. Помимо всего этого, вряд ли на территории бывшего СССР найдется хоть один игровой клуб, который на протяжении вот уже многих лет является рентабельным.


«И мыслей не было о собственном клубе»

Вообще-то команда под названием БАТЭ, представлявшая одноименный борисовский завод, дебютировала в чемпионате БССР среди трудовых коллективов еще в 1973 году. В течение 7 сезонов она трижды становилась чемпионом республики (1974, 1976, 1979), однажды — обладателем Кубка БССР (1976).


Но в 1981 году дружина была расформирована. Затем в 1984-м последовала попытка вернуться на республиканскую арену, но тогда борисовчане не пробились в финальный турнир, заняв в зональных соревнованиях лишь 11-е место из 12.


После распада СССР борисовский футбол в суверенном чемпионате Беларуси представляла «Березина», позже «Фомальгаут», названный так в честь самой яркой звезды в созвездии Южной Рыбы.


В 1995 году «Фомальгаут» пробился во второй по рангу дивизион и был одним из претендентов на выход в элиту, однако в июне 1996 года из-за финансовых проблем снялся с турнира.




Анатолий Капский в 90-е. Фото: «Прессбол»

— «Фомальгауту» помогал не один год. Причем еще до того, как перешел работать в «Сталкер» из компании «Полымя», — вспоминает Анатолий Капский. — Помогал команде по многим вопросам не от фирмы, а как частное лицо. На тот момент у меня и мыслей не было о собственном клубе. Хотелось, чтобы «Фомальгаут» нашел свою дорогу, вышел в высшую лигу. И он был близок к этому.


Но потом начались массовые завозы футболистов из Украины, тренеров…


Всегда считал, и время это подтвердило, что белорусский тренерский цех очень сильный. И тогда были белорусские специалисты, которые могли бы работать с «Фомальгаутом». Но приехали люди, которые делали из футболистов непонятно кого, такие упражнения давали… Да и вообще, действия владельцев «Фомальгаута» и тренеров, которых они пригласили, не вязались ни с футболом, ни со здравым смыслом. Я увидел, что у этого проекта нет будущего.


90-е годы — такое время, когда много всякого было. Время вседозволенности, бардака. Народ был растерян, распущен. Дали свободу, при которой легко было разным мошенникам. Я не утверждаю, что люди, которые приехали в «Фомальгаут», — мошенники. Но в те времена преподнести себя как хорошего тренера было несложно. А мерилом-то все равно является результат…


Когда с командой работали Владимир Антонович Пигулевский и Юрий Ржеутский (бывший игрок БАТЭ 70-х, ныне уже покойный), было продвижение вперед, но сразу не удалось выйти в элиту. И потом на все это наплевали.


Хозяевами «Фомальгаута» были люди из Борисова. Но, что любопытно, когда не стало «Фомальгаута», я на футболе их больше никогда не видел. Нефутбольные люди. Был тогда тренд такой — организовать команду, вот они и попробовали. Популярность, огласка. Но футбол надо любить, жить им, чтобы он был в душе. И тот ресурс любви к футболу в Борисове они не использовали. Напротив, настроили всех болельщиков против себя.


Футбольные люди в Борисове знали, что я помогаю «Фомальгауту». Те же бывшие игроки еще того БАТЭ, что побеждал в чемпионате БССР в 70-е годы. Это и работавший в Минском облисполкоме Александр Сергеевич Кулинкович, бизнесмен Витя Павловец, Александр Николаевич Андреев, который тогда работал начальником цеха на заводе, а впоследствии был и моим заместителем, и директором стадиона, входил в наблюдательный совет акционерного общества.


Когда меня начали уговаривать, отец узнал об этом. А он тоже футбол любил, как и дядя со старшим двоюродным братом. У всех было желание, чтобы настоящий футбол вернулся в Борисов. Начали меня поджимать со всех сторон: «Давай, надо». Хотя инициатором был не я, а Кулинкович и Павловец, которые и пришли с этой идеей к директору завода Николаю Буселу.


Мечтой создать футбольный клуб с детства я не бредил. Но, помогая «Фомальгауту» и видя, что деньги закапываются, появилась какая-то злость.


Время поджимало, конец марта — начало апреля. Все хотели футбола: руководители завода, города. Собрались и начали работать. Но я бы никогда в жизни не организовал бы это без главного тренера Юрия Иосифовича Пунтуса. Он был футбольным человеком, очень быстро начал работать над подбором исполнителей, надо было успеть заявиться.


При этом в начале пути я и подумать не мог, что уже в 1998 году можем оказаться в высшей лиге! Но когда пошли первые игры и стало все получаться, увидел: мы конкурентоспособны.




Фото с сайта fcbate.by

Со временем пришло и осознание того, что для успеха нужен переход на профессиональные рельсы. Звучали предложения устроить футболистов на разные предприятия, чтобы они там получали зарплаты. Но я сразу сказал, что лучше отказаться от каких-то денег со стороны, чтобы люди знали, за что они играют, чтобы за это с них можно было спросить.


Роль Пунтуса в создании БАТЭ была выше, чем моя. Все борисовчане должны этому человеку кланяться. После того бардака, что был в «Фомальгауте», я увидел молодого, амбициозного специалиста, который готов был работать сутками, чтобы все организовать. Мы быстро подружились. Мне стыдно было подвести Пунтуса, а ему — меня. Вот так и закрутилось.




Юрий Пунтус. Фото с сайта fcbate.by

Анатолий Капский взялся финансировать ФК БАТЭ при условии, что будет получать полную и достоверную информацию о том, как расходуются средства. Фирма «Сталкер» взяла на себя три четверти расходов клуба. Причем это были не только зарплаты игроков и сотрудников, но и строительство западной трибуны на городском стадионе, приведение в порядок инфраструктуры. Из-за реконструкции арены на втором году своего существования домашние матчи борисовчанам пришлось проводить в Минске, Жодино, Смолевичах и даже Барани (в Кубке страны).


Завод БАТЭ выделил места для проживания команды на территории заводского профилактория, предоставил автобус, организовал систему питания футболистов, а впоследствии построил в Дудинке тренировочные поля.


Сама команда была сформирована за 16 дней. В начале апреля 1996 года в Борисове были расклеены объявления — все, кто хотел играть за БАТЭ, приглашались 12 апреля к 19.00 в Дом культуры. В этот же день познакомились друг с другом будущий главный тренер Юрий Пунтус и Анатолий Капский, а также прошел первый смотр и отсев кандидатов.


Впрочем, значительная часть состава комплектовалась вовсе не по объявлению. Были приглашены несколько воспитанников столичной школы «Смена», в том числе будущий лучший снайпер Николай Рындюк. Команду пополнили также некоторые футболисты другого борисовского клуба — «Фомальгаута». Кроме того, группу игроков привел с собой Юрий Пунтус, работавший с подопечными на Сахалине. Активная селекционная работа велась и по ходу первого сезона.


Борисовчане уверенно решили задачу выхода в элитный дивизион, в минимально короткий срок пройдя две минорные лиги. При этом состав команды постоянно укреплялся. БАТЭ показывал зрелищный, атакующий и результативный футбол.


«Папа сверху на нас смотрел и помогал»

Завоевав путевку в сильнейший дивизион, БАТЭ снова заметно обновил ряды. В числе новобранцев оказалась группа футболистов из прекратившей существование минской «Атаки-Ауры», среди которых и нынешний наставник борисовчан Александр Ермакович. Подоспело качественное пополнение из РУОР — в лице Виктора Гончаренко и Виталия Кутузова. Серьезной же потерей стал уход в московский «Локомотив» лучшего бомбардира Николая Рындюка, который за два чемпионата в низших лигах наколотил 58 мячей.


В высшей лиге в 1998 году БАТЭ стартовал с трех побед кряду, причем первая из них (в гостях над «Молодечно» — 2:1) была одержана именно 12 апреля — в день рождения борисовского клуба.


В пятом туре БАТЭ вернулся на городской стадион Борисова, где завершилась реконструкция, длившаяся полтора года.


И вот, 9 мая 1998-го на отремонтированном стадионе за матчем против «Немана» наблюдало 11 000 человек! И это при том, что Западная трибуна, которая тогда была единственной на арене, вмещала 3100 зрителей. Но болельщики во много рядов расположились вокруг поля. В таком антураже БАТЭ одержал крупную победу — 3:0.




9 мая 1998 года. Первый матч БАТЭ на реконструированном стадионе. Владимир Невинский рвется к воротам «Немана». Фото: «Прессбол»

Уже в июне 1998-го стадион был принят комиссией УЕФА и обрел статус арены европейского уровня.


Не удалось миновать и череды неудач, отбросившей БАТЭ в середину таблицы. Но во втором круге борисовчане сполна реабилитировались, потерпев лишь одно поражение и завоевав серебро уже в дебютный год в высшей лиге.


По итогам чемпионата-1998 Анатолий Капский был признан лучшим руководителем футбольного клуба в Беларуси.




Анатолий Капский на реконструированном стадионе. Фото: Александр Стадуб, «Прессбол»

— Если честно, из первой половины того сезона не помню ничего, кроме одного матча — июльского с «Днепром», который в 98-м стал чемпионом, — рассказывает Анатолий Капский. — Мы тогда обидно проиграли в Могилеве (0:1). Это был последний матч БАТЭ, который видел мой отец.


А через несколько дней был финал чемпионата мира, где Бразилия, за которую папа всегда болел, проиграла Франции (0:3).


Не то чтобы я связываю его смерть с этими событиями, хотя они случились одно за другим. Наверное, он просто много работал, подорвал где-то здоровье.


Мы виделись перед финалом. С женой и детьми были у него в гостях. И получилось, что это был прощальный вечер, смотреть финал я уехал домой.


А рано утром мама пошла хлопотать по хозяйству, зашла в дом — а папы почему-то на кухне нет. Окликнула его несколько раз, заглянула в спальню — он еще теплым был…


И когда мама позвонила и сказала, что случилось большое горе, у меня даже не промелькнуло, что несчастье случилось с отцом. Много мыслей в голове в этот момент пронеслось, но только не эта.


Вот этим мне и запомнилась первая половина дебютного сезона в элите. На похороны приехали все из клуба. У нас уже тогда была очень дружная команда, как одна семья.


Когда был поминальный стол, Юрий Пунтус сказал: «Толя, мы сделаем все, чтобы отец за нас в конце сезона порадовался». И у нас была потом невообразимая серия матчей, благодаря которой мы стали в итоге серебряными призерами. И я всегда считал, что это папа сверху на нас смотрел и помогал.


Причем серебро мы обеспечили в заключительном матче чемпионата. И это снова был матч с «Днепром» — теперь уже дома, в Борисове. Помню гол Саши Лисовского, помню то счастье…


Когда папа был жив, никогда не думал, что его уход станет для меня такой трагедией. Хотя он у меня был очень строгий. Помню, увидев мою характеристику, выданную в школе перед поступлением в институт, лишь проронил: «Да, с такой характеристикой и в тюрьму не возьмут». Он никогда в жизни меня не бил и не кричал. Но его взгляда или пары слов было достаточно.


После его смерти я очень тяжело отходил. Сразу, когда надо было заниматься организацией похорон, я был твердым и других поддерживал. В ночь перед похоронами с близкими людьми вспоминали папу и даже шутили. Но когда гроб нужно было выносить из дома и шел дикий ливень, я несколько часов проплакал, и меня не могли успокоить. Было такое состояние, что мог упасть и не проснуться. И даже невольно этого хотелось.


Другой такой же страшной потерей для меня был дядя — папин младший брат. Человек, который был моим учителем и к футболу меня привлек, возил в Минск на «Динамо».


Первое золото

Перед вторым сезоном в элите БАТЭ пополнился Виталием Рогожкиным из витебского «Локомотива-96» и 17-летним в ту пору Александром Глебом.




17-летний Александр Глеб (слева) пришел в БАТЭ в 1999 году. Фото: Прессбол

Плюс вернулся в середине чемпионата взятый в аренду у московского «Локомотива» Николай Рындюк.


Единственное поражение борисовчане потерпели в сезоне-1999 от минского «Динамо» (0:1). Золото же борисовчане оформили досрочно, благодаря точному выстрелу Виталия Кутузова одолев 4 октября в Солигорске «Шахтер» (1:0).


До финиша оставались еще три тура. Ближайшего преследователя, мозырскую «Славию», борисовчане обошли в итоге на 12 очков. Лучшим тренером года признали Юрия Пунтуса.




19-летний форвард Виталий Кутузов с 19 голами пропустил вперед в споре снайперов только Виталия Стрипейкиса из «Славии» (24 гола). После сезона Кутузову подарили автомобиль «Лада». Фото: Прессбол

— Когда команда боролась за первое золото, я боролся сам с собой, чтобы быть в форме и вместе с командой. Чтобы футболисты видели, что от меня исходит уверенность, — говорит Анатолий Капский. — 1999-й год был для меня очень тяжелым, но этого практически никто не знал. В начале сезона я очень серьезно заболел, врачи диагностировали двустороннее воспаление легких. Помню, поехал на игру со «Свислочь-Кровлей» в Осиповичи, и не смог подняться на трибуны, стал задыхаться. Позже выяснилось, что воспаление спровоцировано тяжелым рецидивом заболевания, которое я перенес еще в 20 лет. Начали интенсивно проводить химиотерапию, очень быстро сработали. И меня все видели в отличном состоянии. Правда, похудел и пришлось очень коротко постричься.




Анатолий Капский. Фото с сайта fcbate.by

Пропустил, наверное, всего две игры. Убедил врачей, чтобы позволили проходить лечение амбулаторно. С утра ехал в Боровляны, мне делали укол. До обеда после него было так, что не дай Бог никому (судороги, спазмы в желудке, рвота). А ко второй половине дня все нормализовывалось, и я появлялся на работе, с игроками общался.


Наверное, кто-то догадывался, но сам я никому громко не говорил.


Многие близкие рекомендовали поехать на лечение за границу, но я остался, иначе пришлось бы бросить команду. Я считал, что должен быть рядом. Только лекарство привезли из Франции, а лечился здесь. И очень благодарен нашим врачам.


Кстати, в 2013-м я операцию в Вильнюсе делал потому, что к этому времени я стал уже более публичной фигурой, и это стало бы известно всем. Но хотелось покоя. В 2004 году у меня была схожая операция (все это последствия лучевой терапии), но никто об этом особо не знал.




4 октября 1999 года. Солигорск. «Шахтер» — БАТЭ — 0:1. Чемпионская «змейка» БАТЭ, подсмотренная у амстердамского «Аякса». Фото: ФК БАТЭ
Дебют в еврокубках: «Накрыл Валера стол в этом вагоне и лечил мою хандру»

Единственное, что смазало впечатления от чемпионского сезона — это проба сил на евроарене, где в Кубке УЕФА жребий выбрал борисовчанам в соперники московский «Локомотив». По сумме двух матчей белорусы проиграли со счетом 1:12 (1:7 дома и 0:5 в гостях).


— Главного тренера московского «Локомотива» Юрия Павловича Семина и президента клуба Валерия Николаевича Филатова (к слову, уроженца Беларуси) я ведь к тому времени хорошо знал, — рассказывает руководитель БАТЭ. — Потому что раньше в «Локомотив» переходил наш бомбардир Коля Рындюк.


Со штабом москвичей с тех пор были на связи. Юрий Пунтус общался с Семиным, а я — с Филатовым. При встрече и по 100 граммов могли вместе выпить, много полезных советов получили от них. Когда мы Рындюка привезли на базу «Локомотива» в Баковку, Юрий Палыч пригласил к себе в номер и говорит: «Сейчас напиток новый популярный появился. Отличный». Ну и раздавили бутылочку втроем — Семин, я и Юра Пунтус. Так я в первый раз попробовал виски.


Ну, а что касается матчей, то Юра Пунтус он же такой — шашки наголо всегда был. Настраивал команду на то, чтобы посражаться и зацепить «Локомотив». Тогда не было столько площадок для изучения соперника, аналитики, информации. Только то, что видели по телевизору.


На игру в Борисове Филатов с друзьями приехал в специальном вагоне Российских железных дорог. В нем была огромная спальня, как в солидном коттедже, столовая, мебель дорогущая. Еще артистов с собой каких-то вроде захватил. Вагон этот стоял на вокзале в Борисове на запасном пути. А ночью его подцепили к какому-то поезду, и он укатил в Москву.


Проиграли мы 1:7, но проводить товарища ж все равно надо было. Накрыл Валера стол в своем этом вагоне и лечил мою хандру, ведь после игры я был очень расстроен.




Анатолий Капский. Фото: Прессбол

Никогда не глушил горе в бутылке, но тогда это оказалось к месту. Утешили меня, поддержали. На том и разошлись.


Ответная игра была в Москве. Юрий Иосифович Пунтус опять полные рожки патронов заготовил: «Ну там-то мы их зацепим». И тоже полетели вперед. И снова получили.


Но, наверное, без тех поражений потом не было бы будущих побед. Тогда ведь в команде играли люди, которые потом становились тренерами в БАТЭ и вывели команду на высокий уровень.


«Запах, который нас тянул вверх»

Тот горький опыт помог борисовчанам уже через два года, когда их соперником в Кубке УЕФА стал «Милан». Первое свидание состоялось в Минске 20 сентября 2001 года.


Несмотря на поражение (0:2), игра БАТЭ оставила неплохое впечатление. Это была уже совсем не та команда, которая всего двумя годами ранее во время дебюта на евроарене разгромно влетела московскому «Локомотиву».




20 сентября 2001 года. БАТЭ — «Милан». Дмитрий Молош против Андрея Шевченко. Фото: Прессбол

— Эта встреча с «Миланом» во многом стала поворотной. Там мы почувствовали этот запах, который нас после этого тянул вверх, — отмечает Анатолий Капский. — В тот момент мы не думали про Лигу чемпионов, но таких поединков хотелось играть все больше. Из этого желания потом и родилась мечта, которую воплотил тренерский штаб во главе с Гончаренко. Но этого не случилось бы без опыта матчей, игравшихся под руководством Пунтуса и Криушенко.


А в том поединке с «Миланом» счет получился не по игре. Была ведь у нас и перекладина, и другие хорошие моменты. С другой стороны, «Милан» располагал исполнителями, которые могли создать гол из ничего.


В перерыве той встречи мы договорились с вице-президентом «Милана» Галлиани о трансфере Виталия Кутузова. Хотя до этого опыта подобных переговоров у нас не было. После матча перебрался в «Сиену» наш Виталий Рогожкин.


«Милан» вообще знаковый клуб для развития БАТЭ. При переходе Кутузова руководство итальянского клуба пригласило нас к себе, чтобы показать инфраструктуру, свою знаменитую клинику.


Я наблюдал за тем, как Виталий проходил медосмотр. И даже эта обыденная процедура произвела неизгладимое впечатление. Например, когда на определенные зубы футболисту накладывали ватные валики, у него по-другому реагировали нервные окончания, от этого зависело, как сгибалась и разгибалась нога. У Кутузова то ли прикус неправильный был, то ли еще что-то, и когда он перешел в итальянский клуб, Виталию делали коррекцию, чтобы он физически был готов к выступлению за «Милан». Кроме того, насколько я знаю, они выправляли ему плоскостопие с помощью специальных стелек и упражнений.


Еще я был шокирован, когда меня пригласили в лучший миланский ресторан, любимое место Галлиани. Это сейчас я влюблен в итальянскую кухню. А тогда я даже не знал, как к некоторым блюдам притрагиваться, какие приборы лучше брать, ведь среди них были такие, которых я прежде никогда в жизни не видел. И чтобы не попасть впросак, я почти ничего не ел.


С тех пор у нас сохранились очень хорошие отношения с «Миланом», а Галлиани я считаю своим учителем. И специалисты наши много нового там почерпнули.


Золотой матч: «Я деревенский парень, и лопатой меня не испугаешь»

После серебра-2000 и бронзы-2001 БАТЭ снова выиграл золото. Причем это лишь один из двух чемпионских титулов борисовчан, который был завоеван не досрочно. Мало того, в 2002 году первый и единственный раз в истории чемпионатов Беларуси для выявления сильнейшего клуба потребовался «золотой матч», поскольку БАТЭ и гродненский «Неман» пришли к финишу, набрав по 56 очков.


А ведь за 4 матча до финиша отставание борисовчан от «Немана» составляло 7 очков, и главный тренер Юрий Пунтус даже собрался было в отставку, но после ночного разговора с Капским все же решил остаться. И в последнем туре БАТЭ, воспользовавшись осечкой «Немана, настиг-таки конкурента.


Рубка за золото была назначена на 8 ноября.


Матч выдался напряженным и драматичным. И судьба золота решилась лишь в дополнительное время. Автором победного гола стал защитник Валерий Тарасенко, головой вколотивший мяч в сетку после подачи Игоря Чумаченко со штрафного удара.




Герой золотого матча Валерий Тарасенко. Фото: Прессбол

— Вечером накануне решающей игры ехал в машине и услышал по радио, что ожидается снегопад, — возвращается в 2002 год Анатолий Капский. — Но я не думал, что настолько сильный. Наутро ужаснулись. В Борисове на финише сезонов в такие ситуации попадать уже доводилось. Но у нас всегда поле было подготовлено великолепно. Мы его укрывали как родненькое. И потом оставалось лишь с пленки снег счистить. Но тут стадион был не наш.


Для нас всегда важным было качество газона. Поэтому случившееся стало шоком и ударом, ведь такое поле уравнивало шансы, повышалась вероятность шального и случайного удара. Но ребята сыграли серьезно и организованно.


А что касается очистки поля от снега, то Виктор Казюлин в «Прессболе» недавно об этом вспоминал, он по-доброму все написал. И все-таки вопросик оставил, для камеры я позирую с лопатой или нет?




Фото: Прессбол

Так вот скажу, что у меня тогда здоровья было, как у коня. Я деревенский парень, и лопатой меня точно не испугаешь. Ребята, я ведь в юности деньги в стройотрядах зарабатывал. Еще в те советские времена оттуда менее 1,5 тысячи рублей не привозил. По тем временам это ведь огромные деньги, ведь зарплата на заводе у хорошего специалиста составляла 120−150 рублей, у руководителей — 180. А я за неполных два месяца зарабатывал полторы тысячи. К физическому труду был приучен с детства.


Но на «Тракторе» не только Капский, но и руководство клуба, и ребята из «Сталкера», да и болельщики занялись расчисткой поля.


Почему «Неман», формально считавшийся хозяином поля, самоустранился от уборки снега? Даже не задавался этим вопросом. Наверное, у них просто не было таких ресурсов, как у нас, чтобы организовать эту уборку. Городские у них, наверное, все. Не было таких хлопцев, готовых орудовать лопатами.




Фото: Прессбол

У Виталия Рогожкина в тот день была свадьба. Я что-то и не вспомню, в дополнительное время он играл, или раньше уехал (смеется). Но мы с «Трактора» на свадьбу отправились. Хорошо погуляли, счастливы были.


Не знаю, как называлось то кафе или ресторан, кажется, в районе улицы Кропоткина это было. И, выйдя на улицу подышать, я заметил, как на втором этаже наши футболисты вместе с Александром Владимировичем Ермаковичем стояли и курили. Я раньше гонял их за это. Но потом рассудил, что если здоровье есть, то кури, сколько хочешь. Но играть должен, как положено. Многие ведь великие футболисты курили. Ну, а тогда ребята засмущались, конечно.


Сейчас, кстати, меньше футболистов курящих. Из последних «дымоходов», в год, когда «Баварию» обыграли, у нас были вроде Дима Лихтарович, Саня Юревич и Саня Глеб. Может, кто-то еще, но по мелочи. А эти самые курящие. Но ведь это не мешало им хорошо играть.


«Не знали, как себя вести среди этих небожителей»

Квалификация Лиги чемпионов-2008/09 выдалась драматичной и жаркой. Причем не только на поле, но и вне его. Когда БАТЭ выбил из турнира футболистов именитого «Андерлехта», разговорился руководитель болгарского «Левски» — следующего соперника борисовчан. Тодор Батков назвал БАТЭ «заводской командой из искусственно созданного государства» и не сомневался в успехе своего клуба.


Ответом БАТЭ стала выездная победа над «Левски» в первом матче (1:0), ничья в ответной встрече (1:1) и завоевание путевки в групповой турнир Лиги чемпионов! Причем в Борисове больше тайма пришлось играть в меньшинстве после удаления Геннадия Близнюка, а в воротах сражался дебютант еврокубков 19-летний Александр Гутор, брошенный в бой из-за дисквалификации опытного напарника Сергея Веремко.


Жеребьевка группового турнира Лиги чемпионов определила дебютанта в фантастическую компанию. Соперниками БАТЭ стали мадридский «Реал» (0:2, 0:1), туринский «Ювентус» (2:2, 0:0) и полномочный на тот момент обладатель Кубка УЕФА и Суперкубка Европы санкт-петербургский «Зенит» (1:1, 0:2).


И хотя побед добыть не удалось, в половине матчей борисовчанам удалось разжиться очками. При этом БАТЭ показывал весьма привлекательную игру и навязал серьезную борьбу фаворитам.


В дебютном матче в Мадриде 17 сентября 2008-го на «Сантьяго Бернабеу» борисовчане вынуждены были обойтись без ударных форвардов Виталия Родионова и Геннадия Близнюка, пропускавших поединок из-за карточных дисквалификаций. Да к тому же заключительные полчаса матча довелось отбиваться без удаленного с поля Анри Хагуша.


Дебют БАТЭ в Лиге чемпионов сопровождался также небывалым ажиотажем среди болельщиков, аншлагами и огромными очередями у касс стадиона.




— Батков? Столько дураков на своем пути встречали, что каждого из них вспоминать, да еще спустя столько лет, нет причин, — комментирует Анатолий Капский громкие выступления скандального болгарина. — У «Левски», кстати, было тогда много качественных футболистов, которые проявили потом себя в других клубах. А про «Левски» с тех пор и не слышно как-то было больше.


Из квалификации запомнилось больше то, что для «Андерлехта» неудача в противостоянии с БАТЭ стала диким шоком. Это именитая команда с традициями, завоевывала еврокубки, поэтому даже после поражения в Бельгии они думали, что в ответной дуэли в Борисове все развернут в свою пользу.


Но Виктор Михайлович Гончаренко — это сумасшедший. Он ведь верил в то, что можно пробиться в «группу» Лиги чемпионов. И только на это нацеливал ребят. Если он видит цель, то будет к ней идти.


Дебютный матч в Лиге чемпионов с «Реалом» наши ударные форварды Родионов и Близнюк пропускали из-за дисквалификаций и сидели недалеко от меня в ложе.


Для нас выход на этот уровень стал шоком, мы не знали, как себя вести среди этих небожителей. Помню, были сражены наповал стадионом «Сантьяго Бернабеу», когда приехали на предыгровую тренировку.


Перед той игрой опасался, что все может быть трагично, тем более без ключевых нападающих.




17 сентября 2008 года. «Реал» — БАТЭ. Сергей Кривец против Габриэля Хайнце. Фото: Reuters

Но в итоге все оказалось небеспросветно. «Реал» нас, естественно, недооценил. Судей на такие матчи, как правило, назначают тех, которым надо набираться опыта. У нас рефери был из Люксембурга. Он сам смотрел на этот «Реал», на этот стадион с открытым ртом, как завороженный. Мне кажется, железный пенальти на Сереге Сосновском там был, но он поставить не решился. Конечно, я не скажу, что судья сделал игру, «Реал» есть «Реал». Но мы ведь примерно с 60-й минуты играли вдесятером после удаления. Тем не менее, команда осталась очень организованной, я ожидал худшего дебюта. И, несмотря на поражение 0:2, было приятно. Восторга не было, но и совсем чужими мы не оказались на этом празднике жизни.


В первый сезон в «группе» Лиги чемпионов особняком стоит домашний матч с «Ювентусом», когда мы вели 2:0 в первом тайме. Но чуть не дотерпели из-за нехватки опыта.




30 сентября 2008 года. Минск. Сергей Кривец открывает счет в матче с «Ювентусом». Фото: Антон Мотолько, TUT.BY

Отпечаталась игра в гостях с «Зенитом» (1:1) — действующим на тот момент обладателем Кубка УЕФА. И надо было видеть лица российских политиков, олигархов, которые формируют бюджет клуба. Они были шокированы, среди представителей этого бомонда раздавались недоуменные возгласы: «Что это за команда? Как они могли так с ней сыграть». Ведь та ничья для них была сродни поражению. И мне было приятно ощущать, что наш БАТЭ смог так досадить этим людям, которые чувствуют себя всемогущими.


Первая победа в «группе» Лиги чемпионов

Историческая виктория была добыта 19 сентября 2012 года во французском Лилле. Борисовчане уже в первом тайме ошарашили 40-тысячную публику на «Гран Стад Лилль Метрополь», забив три мяча в ворота Микаэля Ландро. Отличились Александр Володько, Виталий Родионов и Эдгар Олехнович. Все, что сумели сделать хозяева во втором тайме — это отквитать один гол.




19 сентября 2012 года. Вернувшийся в БАТЭ «на отогрев» Александр Глеб помог борисовчанам одержать первую победу в групповом раунде Лиги чемпионов. Фото: Reuters

— Знал, что когда-то это должно случиться, — уверяет Анатолий Капский. —  Ведь мы до этого играли с большими командами и «цепляли» их. Знал, что Гончаренко ставил перед командой большие задачи. И для мотивации ребят он использовал разные психологические приемы. Был легкий шок, когда мы в первом тайме забили три мяча. И это вспоминается сегодня в первую очередь. Ну и еще то, что мой друг Валерий Петрович Якунин (когда-то он был директором Дворца спорта), который летал с нами во Францию, проспал игру. Мы не смогли его разбудить и оставили в гостинице. Правда, нам он сказал, что пешком добрался до стадиона и игру смотрел — на фанатском секторе. Так что достоверно мы не знаем, был ли он на стадионе. Но главное, что домой возвращался вместе с нами.


У нас есть спаянная компания друзей, вместе с которыми ездим на матчи, и мы часто вспоминаем тот случай.




2 октября 2012 года. Минск. БАТЭ — «Бавария» — 3:1. Фото: Reuters

Уже через пару недель после успеха в Лилле БАТЭ произвел фурор на всю Европу, обыграв в Минске «Баварию» — 3:1. Ту самую «Баварию», которая за весь сезон потерпит всего два поражения, выиграет Лигу чемпионов и за 6 (!) туров до финиша станет чемпионом Германии, установив 5 рекордов бундеслиги в различных номинациях.



Двух побед на старте в итоге борисовчанам хватило, чтобы вслед за «Баварией» и «Валенсией» финишировать на 3-м месте в своей группе и выйти в 1/16 Лиги Европы. Там, уже в феврале 2013 года, БАТЭ на равных сражался с турецким «Фенербахче», но уступил в упорной борьбе (0:0, 0:1).


Караганда

Следующий евросезон стал для болельщиков БАТЭ самым серьезным разочарованием за много лет. Борисов споткнулся в стартовом же раунде квалификации Лиги чемпионов, сенсационно уступив дорогу «Шахтеру» из Караганды.




16 июля 2013 года. БАТЭ — «Шахтер» (Караганда). Разочарование Сергея Кривца. Фото: Игорь Семенов, TUT.BY

— Караганда заставила меня быть сильным, — считает Анатолий Капский. — В тот год я вернулся в жизнь и понял, что нужен команде. Ведь 9 января 2013 года мне сделали сложнейшую операцию, когда стоял вопрос, выйду я оттуда или не выйду. Мне не закрывали больничный где-то до середины мая. Но на работу я начал ездить после 8 марта — практически каждый день, кроме тех, когда мне нужно было к врачам. А в конце апреля я был уже в хорошей форме и держу ее по сей день.


После той операции в какой-то момент передо мной встал вопрос, на чем сосредоточиться — на здоровье или на футболе. Все-таки напряжения он требует колоссального. Но после поражения от Караганды понял, что не надо оставлять команду. Я ей был нужен. И хотя через год, после того, как мы снова вышли в групповой этап Лиги чемпионов, я задумался об уходе из БАТЭ, родные отговорили от этого шага.


Футбол — это то, что принесло мне много счастья. И я футболу за это благодарен. Это был один из моих стимулов в те минуты, когда можно было «склеить ласты». Он помогал мне продолжать жить и выкарабкиваться из тяжелых ситуаций. Футбол — это не только игра, но и те люди, которые живут в нем. Но при этом футбол принес мне и много боли. Наверное, этим и объясняется тот период, когда хотелось все бросить.


И учитель, и друг

За всю 20-летнюю историю у БАТЭ были всего 4 главных тренера, в то время как у руля главного конкурента борисовчан минского «Динамо» за этот период побывал 31 специалист, причем один из них — дважды. Кадровая стабильность и преемственность на капитанском мостике — важнейшая составляющая успехов клуба.




Юрий Пунтус. Фото: offside.by

— Первый в истории клуба главный тренер Юра Пунтус — это и учитель, и друг, человек моего поколения, с которым мне всегда было легко. Многие его друзья стали моими друзьями. Этот человек ввел меня в футбол, и Анатолия Николаевича Байдачного я узнал через него, и Володю Курнева и других, людей, многие из них были для меня футбольными иконами из минского «Динамо» советских времен.


Многие знания и умения я получил от Пунтуса, начал формировать себя как менеджера, учился приглашению игроков, ведению переговоров, обсуждению контрактных условий.


В прошлом году, когда Юрий Пунтус со «Славией» впервые приехал на «Борисов-Арену», его так тепло встретили. Сотрудники клуба (причем без моих указаний!) все организовали, вручили сувениры. Пригласили его семью и друзей. И когда он все это увидел, он был очень тронут, знаю, что у него ком к горлу подступил.


Дай Бог, все сложится, и 1 июля, когда в рамках празднования 20-летия БАТЭ наши ветераны сыграют с ветеранами серьезного клуба из Европы, главным тренером борисовской команды будет Юрий Иосифович. Также хочу, чтобы его помощником на этой игре стал Игорь Николаевич Криушенко, который ассистировал ему когда-то в БАТЭ. Правда, не знаю, что решит Юрий Алексеевич Пудышев — на поле выйдет или останется на тренерской скамейке. А вот Ермакович и Гончаренко собираются играть.


Для меня когда-то было ударом, что Пунтус ушел. Сейчас мы уже меньше общаемся, но при встрече этого человека всегда рад обнять.


С чем был связан уход Пунтуса? Ему хотелось чего-то нового. Наверное, он посчитал, что у нас началась какая-то стагнация.


Возможно, сказалось, что я иногда решения принимал жесткие. Например, по сей день мне как-то неудобно перед Юрием Алексеевичем Пудышевым. Был у него моментик такой, что он пропустил тренировку. И я принял решение его уволить. А они ведь большие друзья с Пунтусом. Может, это Юрия Иосифовича обидело?


Зная, что Юрий Иосифович хочет идти дальше, тренировать национальную сборную, не стал удерживать. Вообще я не сторонник совмещения постов. У Пунтуса ведь было это, когда он во время работы в БАТЭ руководил также молодежной сборной, возил ее на чемпионат Европы. Я был счастлив и рад, помогал ему чем мог. Но тогда понял, что совмещение — это не наш путь. Возможно, оттого, что я четко формулировал свою позицию по этому вопросу, Юрий Иосифович ушел.


Тренером национальной сборной он стал уже не в БАТЭ, а в МТЗ-РИПО. Но как тренер, как победитель, я считаю, Пунтус сформировался в БАТЭ.


С одной стороны я с сожалением воспринял решение Юрия Иосифовича. Но, с другой стороны, если бы в осенью 2004-го этого не случилось, то, возможно, не смогла бы так быстро раскрыться плеяда наших молодых тренеров. Речь идет как о тех, которые впоследствии руководили командой, так и о тех, которые им помогали. Кстати, все эти ребята — воспитанники Пунтуса.


Капский о тренерах БАТЭ

— Игорь Криушенко привнес много нового. Было очень интересно с ним работать, мы прибавляли и росли. Именно он стоял у истоков этой нашей чемпионской серии, которая длится уже 10 лет.




Игорь Криушенко. Фото: tribuna.com

Рядом с Криушенко вырос Гончаренко. Причем когда в начале сезона-2007 у Криушенко случился инфаркт, футболистов полтора месяца тренировал Гончаренко, передавший команду на первом месте в таблице. Но Витя уже выстраивал игру под себя, под свое видение. И после возвращения Игоря Николаевича, который так рвался в бой, мы проиграли финал Кубка Беларуси. Это не его вина, просто команда, значительный срок поработавшая под управлением другого специалиста, не успела перестроиться обратно, к требованиям Криушенко.


Что касается ухода Криушенко… Я такой человек, для которого документы, бумаги во взаимоотношениях вторичны. Нет, я считаю, что все должно быть оформлено надлежащим образом. Мы жестко и бурно обсуждали контракт, который стал для Криушенко в БАТЭ последним. В итоге пришли к компромиссу, договорились о соглашении на два года и ударили по рукам. Гендиректором клуба тогда был Владимир Александрович Алейников. И он то ли ошибся, то ли не понял чего-то, но прописал в контракте не тот срок, который мы оговорили (один год вместо двух). А Криушенко, получив бумаги на подпись, не стал или не захотел задавать вопросов. Но я то помнил, на чем мы пожали руки, поэтому был шокирован, когда узнал, какие сроки объявили в прессе.


Владелец минского «Динамо» Юрий Чиж предлагал мне деньги за переход Криушенко, но я сказал, что тренеров не продаю. Кстати, когда Гончаренко переходил в «Кубань», один из руководителей краснодарского клуба Олег Мкртчян позвонил мне и сказал, что готов заплатить компенсацию. Но я сказал, что Гончаренко для меня не тот человек, за которого я буду получать деньги.


Незадолго до ухода Криушенко, когда мы уже стали чемпионами, в конце сезона проиграли в Борисове. Обычно ж я разносы после поражений устраиваю, а тут случилось все наоборот — Игорь Николаевич очень эмоционально начал «пихать» команде. Наверное, в отличие от меня, он уже знал, что это последняя игра в БАТЭ. Я его даже успокаивал.


После неожиданного ухода из БАТЭ в минское «Динамо» был период, когда мы 2 года не здоровались. Но как-то мы пригласили его в самолет с БАТЭ на выездной матч Лиги чемпионов. И после этого отношения у нас наладились.


Хотя потом был у нас и конфликт. Футбол — это такая клоака, порождающая столько слухов. И для меня был шок, когда Криушенко сказал своим футболистам в раздевалке о том, что БАТЭ с «Минском» якобы должны расписать выгодный для нас результат, потому что поддерживаем хорошие отношения с руководством столичного клуба. А жодинцы с «Минском» боролись за высокое место. Я, конечно, после этого ему позвонил и все жестко высказал. Как тренер, поработавший в БАТЭ, он не мог не знать, что у нас в клубе есть моральные принципы, через которые мы никогда не переступим.


Впрочем, после той вспышки мы снова успокоились, поздравили друг друга с днями рождения…




Знал, что в клубе подрастает мужичище

— Когда Криушенко покинул БАТЭ, был шок. Начали предлагать кандидатуры, кто-то сам себя предлагал. Но я очень хорошо знал Виктора Гончаренко. Мы жили в одном подъезде. Я видел, как он рос, начинал работать с детьми после того, как получил тяжелую травму. Знал, что в клубе подрастает мужичище. Железный человек. При этом с необычайным интеллектом. А еще, в отличие от многих из нас, он никогда не стыдился признаться в том, что чего-то не знает. Для Вити это никогда не было проблемой.




Виктор Гончаренко. Фото с сайта bbs.hupu.com

Благодаря его пытливости клуб шагнул на другой уровень, в том числе в спортивном менеджменте. И я тоже тянулся за ним, карабкался, чтобы соответствовать.


Гончаренко заявил, что уходит в отставку, еще после Караганды. Но у меня были две вещи, которые меня мучили. Во-первых, я сам себя не уважал бы, если б человек, столько сделавший для клуба, ушел проигравшим. Во-вторых, его надо было призвать к порядку и заставить снова работать, что-то выиграть и только потом уйти. И в «Кубань» он ушел после победы над минским «Динамо», которая во многом предопределила тогда судьбу золота. Была как раз международная пауза, поступило предложение из Краснодара, и я благословил Витю, который мне как младший брат, на этот переход. А Саша Ермакович довел дело до конца, оформив вскоре чемпионство БАТЭ.




Ты уедешь, я уеду. А с кем мы оставим Анатольича?

— Гончаренко хотел, что бы вместе с ним в «Кубани» помощником был Александр Ермакович. Потому что Александр Владимирович — сильнейший методист. Может быть, он не такой оратор, но безумно интересный человек, юморной. Пресса его просто недооценивает. Этот полесский парень считает, что сначала нужно достичь определенного уровня, высоты, а уже потом можно немного и раскрепоститься. Шаг за шагом он идет к этому.




Анатолий Капский и Александр Ермакович. Фото: Прессбол

Когда Гончаренко позвал с собой в «Кубань» Ермаковича, Саша (я абсолютно точно это знаю) спросил: «Ты уедешь, я уеду. А с кем мы оставим Анатольича?». И он отказался от предложения уехать в российскую премьер-лигу.


Виктор же, который хотел забрать с собой Ермаковича, рекомендовал мне Вадима Скрипченко. Но тут ситуация была такая. Когда Вадим уходил от нас на пост главного тренера в «Минск», я сказал, что рассматриваю его как претендента номер один в случае ухода Гончаренко. Но только тогда, если Вадим останется в клубе. А если уйдет, то станет просто одним из возможных кандидатов, но не первым. Однако Скрипченко все же решил уйти.


Я не знаю, как сложилось бы, сделай мы предложение Вадиму, а не Ермаковичу. Но Господь повел меня так.


***


Осенью 2014-го Ермакович, при котором БАТЭ справил новоселье в «Борисов-Арене», тоже вывел БАТЭ в «группу» Лиги чемпионов, но тот европоход завершился бесславно — с антирекордной разницей мячей 2−24 в дуэлях с португальским «Порту», испанским «Атлетиком» и украинским «Шахтером». Но даже при этом БАТЭ сумел одержать одну победу — над клубом из Бильбао (2:1).


Набив шишки в дебютном для себя евросезоне, Александр Ермакович гораздо лучше подготовил команду в следующем году, и в розыгрыше Лиги чемпионов-2015/16 борисовчане до последних минут заключительного матча претендовали на выход из группы. Даже с «Барселоной» БАТЭ на этот раз смотрелся вполне достойно. Откровенно провальным выдался лишь второй тайм стартового матча с «Байером» (1:4). Зато потом борисовчане обыграли дома итальянскую «Рому» (3:2), а затем на равных бились с тем же «Байером» (1:1) и «Ромой» (0:0).




Александр Ермакович. Фото: Reuters via TUT.BY

— Гончаренко и Ермакович — это воспитанники клуба. И для меня они всегда будут своими, — отмечает Анатолий Капский. — И вообще, я уверен, что все бывшие тренеры БАТЭ, если со мной что-то случится, отдадут все, чтобы мне было лучше. И кто-то из них это уже доказывал. Они всегда были со мной в самые тяжелые периоды моей жизни.


TUT.BY благодарит пресс-службу ФК БАТЭ и редакцию «Прессбола» за помощь в подготовке материала.

 

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.