Сечин: всем придется резко увеличить добычу нефти

Глaвa «Рoснeфти» Игoрь Сeчин считaeт, чтo чeрeз 3-5 лeт нeфтeпрoизвoдитeлям мoжeт пoнaдoбиться дoгoвoрeннoсть нe o зaмoрoзкe дoбычи, a o экстрeннoм нaрaщивaнии.

«В 2016 г. aнaлитики oжидaют, чтo срeдняя цeнa сoстaвит oкoлo $40-45 за баррель. Спрос на нефть в мире продолжает расти, в то время, когда производство падает: мы приближаемся к периоду устойчивого роста цен, который обеспечит необходимую рентабельность инвестиций в новые проекты», — отметил Сечин.

Он напомнил, что долгое время нефтедобывающие страны обсуждали замораживание добычи для восстановления стоимости нефти на рынках.

«Но стоит отметить, что с момента максимального падения цен — в январе 2016 года. – к настоящему времени цена выросла в 2 раза, достигнув баланса в $50 за баррель. Это произошло без какого-либо соглашения, что свидетельствует о существенной стабильности на рынке нефти, который достиг баланса гораздо быстрее, чем они ожидали аналитики», — подчеркнул Сечин.

«И кто знает, возможно, что через 3-5 лет на мировом рынке, вместо того, чтобы срочно договариваться о заморозке добычи, придется договариваться о наращивании поставок, которые могут противостоять дефицита нефти после периода сокращения добычи и инвестиций в месторождение», — заявил глава крупнейшей российской нефтяной компании итальянскому изданию Il Sole 24 ore.

России легче пережить период низких цен.

«С точки зрения затрат добыча нефти в России остается одной из самых эффективных в мире (эксплуатационные расходы «Роснефти», к примеру, составляют $2,1 за баррель нефтяного эквивалента), — напомнил Сечин.

И как он подчеркнул, «благодаря качестве ресурсной базы проекты имеют долгосрочный прогноз». «Поэтому временное снижение цен для нас не имеет критического влияния, как, например, для проектов по добыче сланцевой нефти. Это, вместе с отсутствием высоких уровней долга в нефтяном секторе, позволяет нам поддерживать стабильность вдоль всего цикла (проектов – прим. ред.)», — объясняет Сечин.

Главным внешним вызовом для российского энергетического сектора Сечин считает усиление конкуренции на внешних рынках.

«Мы сталкиваемся с жесткой конкуренцией», — заявил он.

О сотрудничестве с Eni.

Основатель компании Eni Энрико Маттеи заключил с СССР первый долгосрочный контракт на поставку нефти в Италию вопреки идеологии «холодной войны», направленной на экономическую изоляцию России.

Сегодня «Роснефть» и Eni поддерживают традиции.

Сотрудничество идет по всем направлениям: от разведки до добычи, переработки и логистики.

«Только в прошлом году мы отправили в итальянские порты около 16 млн. тонн нефти и ее производных на общую сумму $5,7 млрд», — отметил Сечин.

«С нашим ключевым итальянским партнером Eni — мы хотели бы расширить сотрудничество по всей технологической цепочке: геологоразведка, добыча, переработка, развитие технологий», — говорит глава «Роснефти».

«Eni реализуют совместные проекты на континентальном шельфе, — отмечает Сечин. — Не исключено, что со временем мы сможем реализовать мечту Матта: участие итальянской компании в крупном проекте в России».

Приватизация «Роснефти».

Сечин подчеркивает, что все решения вопросов, которые касаются приватизации «Роснефти», в том числе размер пакета для приватизации, порядок, сроки и требования потенциальных инвесторов, в руках правительства.

Но, «принимая во внимание условия на мировом рынке нефти и санкции, вряд ли нынешняя стоимость компании соответствуют ее реальной стоимости», — полагает он.
Тем не менее необходимо учитывать проблемы бюджета.

«Мы считаем, что в нынешних тяжелых условиях имеет смысл взглянуть на различные варианты (приватизации – прим. ред.), среди которых — поиск стратегических инвесторов», — заявил Сечин.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.